Расстройство пищевого поведения: моя личная история

Bodydecoded - Юлия Сианто на фоне природы
Одна из главных вещей, которые так или иначе привели меня к увлечению нутрициологией — это мое расстройство пищевого поведения (РПП). Более конкретно — компульсивное переедание (КП), которое в свои первые пару лет эскалации доходило до булимических приступов.

Мой личный путь к "пищевому" выздоровлению занял десять лет.
В этом посте я расскажу свою историю.

...Если я пытаюсь вспомнить, когда же все началось, то память возвращает меня не ранее, чем в мои 16 лет.
Раньше — ребенком — я, наоборот, была малоежка. Я не ела то, другое — и вообще, еде предпочитала книжку. Была я тощим спортивным ребенком, признающим только сосиски, картошку и конфеты.
 

*Сейчас я знаю, что для ребенка и взрослого с полным синдромом Жильбера - это как раз и есть норма

Bodydecoded - Юлия Сианто в театре

Часть 1. Падение в пропасть.

.

Все изменилось, когда я чуть подросла и начала прием оральных контрацептивов.

Внешне, казалось бы, ничего сразу не изменилось. Но я помню, что еда стала особенно вкусной и манящей примерно в то же время. Родители радовались — надо же, наконец-то наша девочка хоть что-то готова попробовать и даже просит добавки!..
 
Буквально за несколько месяцев я значительно округлилась, приобрела целлюлит и, главное — привычку съедать по целой шоколадке в день.
 
Bodydecoded - Юлия Сианто на фоне города

Впрочем, все было ничего, пока я не придавала этому никакого значения. Я училась в техническом ВУЗе, и под окном по-прежнему не переводись кавалеры. Я чувствовала себя звездой. А конфеты были отличным дополнением к ухаживаниям. Ну, а то, что я могла съесть полкило за раз — это уже был другая проблема. Скорее уж, по тем студенческим временам — финансовая.

Все покатилось в бездну, когда я пошла на парные социальные танцы. И выяснила, что мои сочные бразильские формы там совсем не ценятся. А мальчик, в которого я мгновенно влюбилась — и вовсе однозначно предпочитает стройных и звонких блондинок, а меня слабо замечает в принципе.

Bodydecoded - Юлия Сианто социальные танцы

Ну, блондинкой я не стала. Но мальчика добилась, ценой жестких диет и подстройки под эмоциональное насилие. Увы, ко всему прочему, он оказался еще и нарциссом, так что насколько я “была коровой, и только со мной стала человеком” я усвоила с ним назубок. Чтобы хоть как-то справляться, я не могла пройти мимо киоска, не купив себе шоколадный батончик — а потом мучила себя слабительными и выматывающими тренировками.

Через год, слава богу, мальчик кончился, но случился второй, еще хуже, хоть и короче. Затем — уже однозначное падение в бездну депрессии, которую никто не признавал таковой, в том числе и я сама.

Я ела, ела и ела тогда.

Я приходила домой с ненавидимой мной работы и ела. У меня болел живот, я ложилась в мучениях на кровать, но, как только меня хоть чуточку отпускало — я продолжала есть. Спасали только танцы и бесконечные связи с мужчинами — это было единственное время в жизни, когда я могла не думать о еде.

Часть 2. Сыроедение.

.

На исходе второго года постоянного депрессивного состояния я наткнулась на книжки Зеланда. И впервые в жизни задумалась о том, как сильно пища влияет на наше сознание... Не только на тело, но на сознание?

Конечно, вдохновленная книгой, я почти сразу перешла на сыроедение. Ну, то есть, как: три дня сыроежу — срыв на ломтик сыра. Потом полкило сыра. Потом шоколад-все-остальное-ну-а-хер-ли-с-ним-если-уже-все-равно-сорвалась до болей в животе. Два дня отхожу. Три дня сыроежу…. и дальше по циклу.

Тем не менее, дату именно перехода на сыроедение я считаю точкой отсчета.

  • Впервые на привыном уже фоне "не жрать-срыв-не жрать-срыв" и стабильного набора веса при измучивании себя тренировками и слабительными — мне вдруг стало сильно легче.

  • Многие сильно переработанные продукты и алкоголь отлетели как факт, кишечник был явно рад.

  • Само количество-качество "срывов с сыроедения" по сравнению с теми приступами КП, что были ранее —  было не сравнить. А булимические прошли совсем, как и злоупотребление аптечными препаратами.

  • На этом фоне я заинтересовалась ЗОЖ целиком — поэтому в ход пошли и лечебные голодания, и бросание оральных контрацептивов (наконец-то!).

  • Даже работу я специально поменяла тогда на пусть и более малооплачиваемую, но такую, где проходила до 15км в день и получала кучу весеннего солнышка.

  • В общем, трансформация началась, а депрессия действительно потихоньку кончалась.

Bodydecoded-Юлия Сианто на фоне моря

Но было кое-что еще… Тогда меня впервые крепко не поняли все-все окружающие меня люди.

Мама кричала, что я в секте. При этом я не могла объяснить ей, что так мне легче — потому что серьезность моего РПП ею тоже отрицалась, как “ну просто меньше ешь, ну что ты!”.

Мужчины — самый главный мой источник мнения о себе тогда — отваливались один за другим даже потенциально, и это пугало намного больше маминых истерик.
“Друзья” перестали звать на тусовки — “да что тебя звать, ты же теперь не пьешь”.

Меня разрывало.

После очередного скандала с мамой я сидела в своей комнате в субботний вечер, плакала и думала, что, воооот, они там все сейчас веселятся, и особенно тот, с зелеными глазами… Я горевала и думала, что мама права. Что если я буду продолжать с этим строгим как бы ЗОЖ — то я социальный изгой и “кто ж тебя замуж такую возьмет”.
Но одновременно же в этот момент я остро почувствовала, что, как бы ни было страшно — назад дороги нет. И что даже если я останусь одна — я все равно не вернусь на обычное питание! Потому что… потому что, сказало мне тело, если я буду питаться как все — я скоро умру (наверняка бы нет, конечно, но тогда это ощутилось именно так). А если продолжу свои поиски — кажется, у меня есть шанс.
Bodydecoded - Юлия Сианто - нутрициолог, консультант по питанию

Тогда я впервые решила, что я больше не буду пытаться соответствовать чьим-то представлению о том, как мне правильно жить. Мне был 21 год.

Bodydecoded - иконка - морковь

***Сейчас, с точки зрения нутрициологии, я понимаю, что само по себе то мое сыроедение с тоннами фруктов — да, было потенциально вредно и ввело меня в дефициты нутриентов.

Но… на фоне всего предыдущего в стиле “наггетс-кола-сухарики-бухло-слабительное” — от сыроедения была огромная польза. Именно тогда я отвыкла есть всякий джанк, булки, картошку и полуфабрикаты, перестала пить газировку и алкоголь. Я объедалась фруктами, что, безусловно, несколько мне попортило микробиом, но… продолжать объедаться чипсами было бы несравнимо хуже.

А главное — с этого начался мой поворот к себе, к “я сама выбираю, что правильно для меня”.
И это было бесценно.

Часть 3. Веганство.. и замужество.

.

Только через три года — три года сыроедения, всяческой эзотерики и сумасшедших автостопных путешествий — я наконец-то впервые узнала что такое РПП.

То есть вот прям, что вообще такое бывает и у этого есть название! Помню, как взахлеб читала все, что находила — и узнавала себя, и плакала, и не верила, что боже-боже-боже, мне все это не кажется и не казалось тогда! Со мной правда не все в порядке! Так переедать и СТОЛЬКО думать о еде — это действительно ненормально! А еще — неужели я такая не одна?.. Мир перевернулся еще раз. Оказалось, с этим можно работать.

Cыроедение, в которое я очень долго верила как в панацею — явно не справлялось, и это стало очевидно уже даже мне. Но, конечно, сразу “позволить себе все и выйти из диетического мышления”, как советовали — это было тогда выше моих сил.

Поэтому я просто решила начать себе позволять все, что веганское. В рацион вернулись бобовые, зерновые, приготовленные овощи… и иногда, конечно, веганский джанк. К моему удивлению, впрочем, после первых “дорвалась!”, по итогу сваливаться в приступы компульсивного переедания я стала даже немного меньше — еда была сытнее и вкуснее, выбор был больше.

Bodydecoded - Юлия Сианто показывает руки в краске

С нутрициологической точки зрения переход от сыроедения к веганству был правильным шагом.

Так начался следующий этап на следующих 4 года.
Мне очень повезло тогда. Довольно скоро я встретила очень глубокого и думающего мужчину, за которого впоследствии вышла замуж и родила ему ребенка.
 
Мы вместе очень радостно ударились в (около)психологию, и рука за руку прошли все ее экстремумы — от изначального тотального следования “ведическим законам”, и, через испытание родительством, выйдя к феминизму — до не менее тотального раскрепощения себя опытом полиамории.
 
Мы говорили часами, забираясь в самые дремучие и стыдные свои чувства и, конечно, распутывая истории родительских семей. У нас было базовое “этот человек меня принимает целиком и полностью” — поэтому, по сути, и получалось пройти так далеко всего лишь в рамках нашей пары, даже без терапевта. Тот, впрочем, в какой-то момент у меня все равно появился и тоже ускорил процесс.
Еще у нас были книжки, статьи — и бесконечное желание это все совместно процессировать. Желание расти, друг об друга.
Bodydecoded - Юлия Сианто в машине

Часть 4. Рыба и йод.

.

Веганкой, в отличие от сыроедки, я была на 100% все четыре года, ни единожды не соскользнув. Мой муж — тоже. И мы оба в какой-то момент перестали. Родительство поставило перед нами вызовы, которые невозможно было игнорировать… и обоим пришлось пересмотреть всю свою жизнь. Питание — в том числе.

Помню, как впервые за долгие годы я разрешила себе съесть рыбу. Сыну тогда был уже год, болезни мужа и потери им работы — четыре месяца. Я была измотана, физически и психически. Заедала и переедала (пусть и строго веганской едой) — постоянно.

На свой день рождения, при выборе кафе, чтобы отпраздновать, я вдруг сказала тихонько:
— Знаете, а я... я хочу съесть рыбу.
Все ужасно удивились:
— Юлечка! Такая рьяная веганка! Рыбу?!!..

Но мое тело хотело рыбу. И у меня больше не было сил ему сопротивляться. Той дорадой, по сути, началась эра моего еще более "настоящего" интуитивного питания, почти без ограничений.

На самом деле, еще до беременности процесс перестал быть только психическим.
Мы нашли у меня гипотиреоз. И, по всем правилам альтернативщиков, решили лечить его не таблетками — но добавками. В частности — загрузкой йодом.
 
Я всегда говорю “мы”, когда вспоминаю про это — потому что нашел и болезнь, и решение — мой муж. Я, после долгих лет этого главного гимна сыроедов “если убрать все лишнее, тело все вылечит само!”, на добавки и витамины смотрела с ужасом. Но… даже наше невероятно “чистое” на тот момент веганское питание явно не работало. Чего-то все равно не хватало. Поэтому я доверилась мужу. И он меня повел.
Bodydecoded - Юлия Сианто на фоне гор и моря
  • Через полгода от начала протокола я весила на 8 кг меньше.

  • Мои анализы сильно улучшились (хотя до оптимума тогда было еще далеко, конечно).

  • Мои циклы, которые после КОК ходили как хотели, постепенно стали, пусть и 40-45-дневными, но регулярными, и даже с овуляцией!

  • Но главное — я внезапно перестала, как раньше, постоянно жевать орехи, большими пачками, и шоколадки — целыми плитками за раз.

  • Что-то внутри меня начало насыщаться. Как минимум, йодом уж точно.

Часть 5. В поисках новой себя.

.

Увы, движение к хэппи-энду прервали роды и особенно первый год малыша. Я упала в такое тяжелое состояние, в каком не была, пожалуй, никогда. Мои прежние представления о жизни менялись, их трясло на поворотах и меня трясло вместе с ними – поэтому строгая веганка Юля почти не удивилась, когда вдруг обнаружила себя едящей рыбу. С удовольствием, причем.

За рыбой тут же пришли тортики, много тоооортиков. Помню, что ела тогда тортики целый год почти каждый день. Я разрешала себе решительно все (кроме мяса) — мне надо было понять, где мои пределы и одновременно не сойти с ума.

Психику продолжало качать очень сильно — наши процессы с мужем усилились и сдвинулись в сторону кризисных, плюс наложилась вторая иммиграция, в чужую для обоих страну. И главное — сын рос, вступая в саму тяжелую для меня фазу протестующего двухлетки, а я продолжала сидеть с ним дома и кормить грудью. Я ничего с этим не могла поделать, ничего изменить, кроме как… заедать.

Bodydecoded - Юлия Сианто со своим сыном

Я снова ела-ела-ела-ела весь день, как когда-то.

Уже не до боли, но просто — много. Я ела сознательно — понимала теперь уже, что это моя основная выхлопная труба. И лучше тортик внутрь, чем шаг в окно. Я ходила к терапевтам, я разбирала все эти механизмы внутри себя, я четко осознавала, как и зачем ем…. но остановиться не могла. И никто не мог мне помочь.

От всей этой еды “интуитивно” — мне было и легче, но и плохо одновременно. Я ярко чувствовала, что можно как-то еще. Что самое глубинное осознание психических процессов — это еще не все. И даже не в отсутствии ресурса дело.

Одновременно мне стали попадаться статьи… про инсулинорезистентность, например. Или про работу щитовидной железы — теперь я читала уже и сама, и углублялась, и узнавала детали. И удивлялась, как я могла не понимать этого раньше.

Я стала внедрять прочитанное. Пыталась убрать то глютен, то молочку, то сахар, то все вместе. Начала пить какие-то случайные витамины, то одни, то другие, совершенно без системы… Это точно помогало, но совсем не так, как я надеялась. Не хватало системы и точных знаний о своем организме, почему и зачем.

Наконец, три года назад я плюнула и принесла в дом мясо. Последний бастион рухнул.

Bodydecoded - иконка - нутрициология

Почему это было так сложно?

Ну, понимаете, до этого мы четыре года жили на кашах, пасте и фасоли! Даже когда в дом вернулись яйца, рыба и молочка (и тортики), все равно мы продолжали всей семьей покупать веганскую пиццу, есть макароны и рис, и бурно мазать хлеб хумусом. Это была основа всех основ. Есть мясо и вообще животные продукты было немного стыдно, очень неловко и вообще как-то эээ…. поэтому они были исключительно как дополнение.

И поэтому же, сколько бы я не читала про АИП (аутоимунный протокол) или хотя бы просто палео, и как бы ни чувствовала, что это ДА, ОНО! для моей ситуации — я просто не могла представить, как это вписать в свою жизнь. И жизнь нашей семьи. Что я буду им готовить, ну во что?!..

Мне опять повезло, впрочем: муж уехал на две недели в командировку.
А я, оставшись одна с маленьким сыном — тот по-прежнему предпочитал почти всей еде мою грудь, так что не в счет — я перестала готовить “как обычно”. Две недели я ела только мясо, овощи и фрукты. Нет. Даже так — те первые две недели я, дорвавшись, ела МЯСО. Мнооого мяса. Очень. Много. Мяса. Ну, и салатик немножко.

И я… обалдела. Мне было так хорошо и спокойно, как давно уже не.


Когда муж вернулся — это был момент, равноценный тому, самому первому:

— Извини, если это ощущается как предательство, но я решила, что я больше не буду тебе готовить отдельно... А сама я больше не ем ни пасту, ни хлеб, ни фасоль.

Это был взрыв. Нет, не с его стороны — но с моей.
Взрыв смелости и позволения себе.
Bodydecoded - Юлия Сианто танцует на BavarianOpen

За последующие месяцы я снова изменилась до неузнаваемости.

Вернулась в танцы, похудела до немыслимых для меня размеров, начала намного меньше сходить с ума и лучше спать. Ко мне вернулось мое либидо, и, пережив несколько месяцев (как бы) полиамории, я решилась на развод.
Да, потому что поняла, что мужа я не хочу и никогда не хотела. Просто раньше это можно было игнорировать, на фоне общего отсутствия сил и нашей близости душ, а теперь вот — нет…

Ну и все.

Часть 6. Ремиссия.

.

С тех пор прошло уже больше трех лет, а я так и держу свое (примерно) палео-питание как главную ноту в осознанности еды из заботы о себе, параллельно психотерапии.

За это время я худела и набирала обратно, месяц не выходила из дома или же танцевала сутками напролет. Мое тело менялось, но главное — забота о своем здоровье, а не о весе! — оставались со мной.

Bodydecoded - Юлия Сианто сидит на камнях
Bodydecoded - нутрициоог Юлия Сианто сидит на камнях

Я по-прежнему не ем никакие зерновые и бобовые, избегаю молочных продуктов и ооочень аккуратна с орехами. Я совершенно точно знаю теперь, почему, для чего так и какие будут последствия, если нет. И это не про вес, а про самочувствие. 

Основа моего питания – овощи, еще раз овощи, потом мясо, рыба и яйца, ягоды, фрукты и масла. Нет, иногда я, как все нормальные люди, пью алкоголь и даже ем тортик на чьем-то дне рождения, конечно – но это редко и точечно, и может пройти несколько месяцев между такими случаями, а я даже не замечаю этого. Дома у меня только та еда, от которой мне хорошо.

Помимо всего прочего – я очень круто разобралась с витаминами и добавками. Теперь они действительно работают. Так хорошо разобралась, на самом деле, что сделала это своей профессией 😎

У меня больше нет ни инсулинорезистетности, ни анемии, ни гипотиреоза – того, с чего я начинала.
Циклы стали почти как у нормального человека, и у врачей, когда-то ставивших мне бесплодие, больше нет никаких сомнений в моей фертильности (хотя детей я больше не планирую точно 😅). Даже либидо, моя большая боль в смысле его многолетнего отсутствия – вернулось почти как в юности.

В целом, я чувствую себя практически здоровым человеком. Ну, насколько это возможно, с моим анамнезом.

Bodydecoded - Юлия Сианто держит овощи

По мнению 20-летней вечно худеющей Юлечки я теперь, наверное, ем много, да еще и жирного 🤪

По мнению нон-стоп едящей и кормящей мамы тоддлера Юлии я ем теперь очень мало.

Я не считаю калории и не ограничиваю свои порции. Не выбираю “менее жирное” . Я ем вкусную, полезную, любимую свою еду до насыщения, чуть корректируя только пропорции на тарелке и оставаясь в выбранных категориях.

Главное в этом всем, что впервые за долгие годы — я наедаюсь.

Мое питание, вместе с добавками, компенсирующими мне мою генетику, условия жизни и ошибки юности – дает моему телу все, что ему нужно. Оно не задирает сахар в крови, заставляя на спаде тело думать, что оно голодает. Не оставляет меня с дефицитами, которые требуют “дай дай дай”…

У меня больше нет компульсивного переедания.

.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *